Марина Алиду, Франция

 

 

Британской музы небылицы,

Звон галльской лиры вдалеке...

Все эти милые страницы

На русском внятны языке

 

Когда гроза звенит озоном,

Душа тревожна и тяжка -

Сама за томиком зеленым

На полку тянется рука

 

Ведь остаются только книги

Тебе. И надо жить с бедой

Что вот идут за днями дни и

Все размывается водой

 

Текущей Летой или Темзой

Но голос тот, что все поет,

Он утешение над бездной

И упование мое

 

Но заклинаешь неудачу,

Открывши наугад с утра

Но повторяешь, полуплача,

За Ним «Пора, мой друг, пора...»

 

И снова, как во время оно,

Душа неловкая парит

И грустно муза Альбиона

С тобой по-русски говорит.

 

 

Аиде Х.

 

Душа твоя пропащая,

В колодезе звезда,

Чужая, настоящая,

Студеная вода

 

В рай с расписною дверцею

Не верится в конце

Словцо твое затеплится

На чистом изразце

 

И, скрыв тоску метельную

И каменную стать,

Нестрашной, несмертельною

Пытаешься предстать

 

Босой и безоружною

За прялкою присесть

Какого века кружево ?

Какого зверя шерсть ?

 

И кто стоит воочию

В сочельник за окном

И в чьей крови намочено

Твое веретено ?

 

 

М.Ж.

 

Не будешь седым и старым

И новой юности с жаром

Не станешь давать советов

Ты сам не любил их. Это

 

Конечно жизнь огорчая,

Понеже не исключая

И область дурного вкуса,

Наверно имеет плюсы

 

Не мучаться век с обузой,

Больною и старой Музой

Ей быть, изменяя, верным

И думать, что это – скверно

 

Не вечно без брода в воду –

Свобода, скажи, свобода  !

 

Свобода прожить поэтом

Навечным июльским летом

Но есть ли на той планете

Свобода забыть про это ?

 

В пространстве слезу нашаришь,

Поколдовав над резьбой.

Земли застывает шарик

Холодный и голубой.

 

 

 

Вспоминая от порога

Снова словно наяву

Слышишь «Скатертью дорога !»

Будто порвано по шву

 

И посыплются в прореху

Самолеты, поезда

Я хочу куда-то ехать

И не знать уже, куда

 

Улыбаться с белым светом,

Стать прозрачной как вода

Оттого что скатерть эту

Не собрать мне никогда

 

 

Н. в Америку

 

Прощай, прелестная воровка,

Тончайшая нивелировка

По острой грани «ты» и «я»

Прощай, я звать тебя не буду,

А хочешь, дальше бей посуду

В прекрасной лавке бытия

 

Тогда казалось и мечталось

Потом кто ж знал, какая жалость,

В нежданной страсти дальних стран

И бушевали злые волны,

В асфальте застревали челны

И был меж нами океан

 

Мох ели и бесились с жиру

И душу – трепану да живу –

Ничем уже не удивишь

А в мире – были б мы счастливы –

Есть лишь одна несправедливость –

На море не стоит Париж

 

Когда-нибудь закрою веки

И унесет меня навеки

Слепая легкая ладья

И хорошо и я не спорю

Вот белый город канет в море

И вместе с ним и ты и я.

 

 

 

 

Словно вор, соблазнившийся песней,

Он кругами обходит жилье

Говорит что найдет в поднебесьи

Он следы от сапожек ее

 

Он поделится не со всяким

Но, хлебнув со мною вина,

Скажет он что находит знаки

В тех краях, где бывала она

 

И что жизнь его – раскололась

А ее – на костре сожгли

И все чаще он слышит голос,

Что уводит его от земли

 

Он вдыхает полуденный ветер

И руками ломает стекло

Говорю вам – он счастлив и светел,

А ее-то и быть не могло

 

 

Ты не плачь, не ночуй на пороге,

Со свечой не ходи по избе

И не жди его больше с дороги,

Разве сердце не скажет тебе

 

Он ушел, он вернуться не в силах,

Никакой тут ни лжи, ни беды –

Облепиха его облепила,

Нежным мхом затянуло следы

 

Не печалься что он не вернется,

Не вернется к тебе никогда

Отразится в глубоких колодцах

Голубая как сердце звезда

 

 

У резного у крыльца –

Не найдешь в траве кольца.

 

Как у старого отца

Просит девица-краса

«Хоть полчасика мне, батюшка,

Прогуляться – до венца»

 

За оконцем день печалится,

Птичка в клеточке поет

«Отпусти, дурак, красавицу

Погулять на тонкий лед»

 

 

 

Колыбельная

 

На дворе такая тишь –

Ты заснешь и все проспишь

Посмотри – я молода –

И запомни навсегда

В небе яркая звезда

Ниоткуда, никуда.

Страх ступает на порог

Засыпай среди тревог

Посреди большой войны

Голубые снятся сны

Вспоминай пока жива –

Сон идет мне в рукава

 

 

Покупая «АиФ» на вокзале «Норд»

 

Вот и кручу, словно кубик-рубик,

Только издалека

Что я Гекубе, что мне Гекуба

Русского языка

 

С медленным танцем деепричастных,

Вкусом халвы

Здравствуйте, Боже, ну как я несчастна

Так же, как вы

 

Видишь, как яблоко катит от яблони,

Только блеснет блесна

Что ж я, привита как ветка к дереву

Этой культуры сна ?

 

Этой страны, этой шатии-братии

Может на свете нет

И за сто тысяч верст хлебать ее

Мутный кисель газет

 

Нет никакой, конечно, радости

Сердцу или уму

Что же я трачу нервы и франки,

Время и жизнь саму ?

 

 


 


Counter CO.KZ