Мария Вогт, Германия, Берлин

 

***

 

Британской музы небылицы

Негоже слушать нам, друзья.

Равнялись мы на заграницу,

Что, оказалось, было зря.

 

Черта народная такая

В крови, видать, у русских есть:

Своё, родное нужно хаять,

А всё чужое превознесть.

 

Зачем чужие нам заветы,

Когда свои пророки есть?

Чужие примем мы советы

И воздадим поэтам честь.

 

Но подражать в большом и малом,

Их музы шёпот восхвалять?

И в восхищеньи запоздалом

Их нравы слепо перенять?

 

Пора нам, братцы, приучаться

Не пресмыкаться, лебезить,-

Британскай музы не чураться,

Но головой своею жить.

 

 

Молитва

 

 

Во дни лихих невзгод, сомнений, испытаний

Со мною будь, Господь, могущественной дланью

Невзгоды и несчастья отведя.

Господь, я уповаю на тебя!

 

Укажет верный путь твоё святое слово.

Закон твой- жизни суть. Не надо мне другого.

Мой Бог, ты просвящаешь тьму мою.

Господь, тебя за свет благодарю!

 

Тебя восславлю я всем сердцем, всей душою.

Тебе навстречу я все помыслы открою.

И с трепетом не раз я повторю:

Господь, тебя за жизнь благодарю!

 

 

***

 

Жемчужиною с Северного моря

Явилась мне прелестница младая.

И красотою с Афродитой споря

И жарким поцелуем обжигая

 

Меня околдовала. Я, немея,

Себе боясь признаться в пораженьи,

Целую руки, глаз поднять не смея,

На это нежное господнее творенье.

 

Глаза её небес далёких цвета,

Воды ручья прозрачней и нежнее.

И щёки розовей зари рассвета,

А кожа снега белого белее.

 

Люблю смотреть как локоны шальные

Под утро разметались по подушке.

И как они, как колос, золотые,

Как нимб встают, когда мы друг за дружкой

 

Бежим к воде. В воде она-русалка,

Стройна, гибка и, как и та, коварна.

Со смехом плещется, со мной играет в салки.

А то внезапно станет своенравна,

 

Потянет вниз, под воду, зацелует,

И заласкает до смерти, как в сказке.

Иль загрустит, по дому затоскует,

Где ездят по снегу на лыжах и салазках.

 

Из ясных глаз солёная слеза скатится,

И станет взор туманен и задумчив.

И на чело её, как тень, печаль ложится,

Как-будто на небе на ясном ходят тучи.

 

Цветок, что вырос, обжигаем снегом,

На родине далёкой ветром сорван,

Он вспоминает северное небо

И лес, что спит, как-будто околдован.

 

Её согрею пламенной любовью,

И оживёт моя голубка, встрепенётся.

И в пляс пойдёт, потянет за собою,

Щекою мокрою к моей щеке прижмётся.

 

Моя жемчужина, мой свет, мой ангел хрупкий,

Тебя люблю, тобой живу одною.

Не уходи. Так сердце бьётся гулко!

А коль уйдёшь, его возьмёшь с собою.

 

***

 

Музыка льётся из окна,

Несмелый клавесин.

Тихо плещется река.

Ты выйдешь на берег один.

На небе звёздочки зажглись,

И тишина вокруг.

„Любовь моя, ко мне вернись,“-

Губы прошепчут вдруг.

 

Тихо шуршит волной прибой,

Лаская подошвы ног.

И волосами озорной

Играется ветерок.

Старая ива притихла, вздремнув,

Не шелохнётся листва.

„Я тебя как прежде люблю,“-

Тихие скажешь слова.

 

Тихо присядешь на скамью,

Слушая клавесин.

Будешь ты думать думу свою

В обществе георгин.

Ну, а когда светлый солнца диск

По небу начнёт свой путь,

Увидишь меня и услышишь в тот миг:

„Люблю тебя, будь со мной, будь!“

 

 

***

 

Застыла на столе оплывшая свеча,

Лишь слабый фитилёк едва-едва мерцает.

И стали холод ощущаю у виска.

И чувствую, что жизнь тихонько угасает.

 

Зачем была на свет я рождена?

Зачем живу и мучаюсь, не знаю.

Я в жизни прошлой видно грешницей была.

И эту жизнь свою я грешницей кончаю.

 

Не довелось мне испытать любви.

И не исполнились заветные мечтанья.

Честолюбивые стремления, увы,

Разбились в дребезги о разочарованье.

 

Что ж мне осталось в мой последний час?

От жизни ничего не жду я боле.

Меня не осуждать молю я вас!

На спуск нажму, и кончится неволя...

 

 

Гимн Бахусу

 

Гей, Бахус-бог!

Сбирай свою ватагу!

Я весь продрог

В пути. Сатир, налей мне брагу!

 

Кто я таков

Не спрашивай, не в этом дело.

Под ваш я кров

Ступаю, бедный путник, смело.

 

Увидел на пути

Весёлой я компании пирушку,

И вот решил зайти

И выпить вместе с вами кружку.

 

И в вакханалии весёлой закружиться,

И девы юной чары колдовские испытать,

От всех забот в объятьях крепких отрешиться,

И губы чудные и очи целовать.

 

И пеньем Музы сладкогласой,

И пляской бешенной средь бóгов и богинь,

И звуком музыки прекрасной,

И звоном чар, великолепьем вин,

 

И чувством, что живёшь, и жизнь прекрасна эта,

И чувством, что любим и любишь, что душа

Сияньем солнечным и лаской обогрета,

Мне насладиться хочется. Ах, ночка хороша!

 

Так собирай же, Вакх,

Свою весёлую ватагу!

И сделай так,

Чтоб поднесли мне брагу!

 

А чуть забрезжит свет

Авроры светлоокой, путник бедный

Вновь странником одет,

Взяв в руки посох верный,

 

Своим путём пойдёт

Сквозь горы и пустыни.

Но в сердце унесёт

Любовь к вам он отныне.

 

Гей, Бахус-бог!

Сбирай свою ватагу!

Я до костей продрог!

Сатир, налей же брагу!

 

 

День июля

 

Тот знойный день июльский я запомню

И в сердце пронесу через года

Глаза, которые полны любовью,

Бездонные прекрасные глаза,

 

Твоё лицо,лицо богинь Олимпа,

Нимб из пушистых локонов волос.

Средь зелени деревьев ты, о Нимфа,

Идёшь с букетом из душистых роз.

 

Идёшь, и ветер ласковый играет

В твоих чудесных тёмных волосах,

Одежду, озорник, твою он развевает,

Улыбку будит на твоих устах.

 

Улыбка эта, как она прекрасна.

В ней вся душа твоя отражена:

Она добра, она, как солнце, ясна,

И чувствами, и мыслями полна;

 

Не хитростью, не подлостью с враньём,

Не лепетом пустым простой кокетки.

Нет маски на лице твоём,

В других же это видел я нередко.

 

В моём ты сердце поселилась навсегда,

Моя единственная сладкая отрада.

Ты-ангел, ты-волшебная звезда,

Цветок среди цветов божественного сада.

 

Тот знойный день июльский, день счастливый

Я в памяти и в сердце сберегу.

И те слова, что тихо проронила:

«О, милый мой, как я тебя люблю!»

 

 

Новогодняя ночь

 

Когда снежок идёт тихонько,

На землю бахромой ложась,

И инеем покрыты ёлки,

Стоят, на солнце серебром искрясь,

           Когда, позёмкой развлекаясь,

           Морозный ветерок шалит;

           На санках детвора катаясь

           Смеётся звонко, весело шумит.

 

Когда к нам в город ночь приходит,

Ложится солнце отдохнуть,

Луна-шалунья в небе бродит,

И всем прохожим озаряет путь.

Блестит снежок при свете лунном,

Как неоправленный алмаз.

Красиво так, что глазу трудно

От созерцанья оторваться враз.

 

Мы зимней ночью соберёмся

За пышным праздничным столом.

Шампанское в бокалы льётся,

И бьют часы, и фейерверка гром.

В веселья час под звон бокалов

Друг друга будем поздравлять,

И скажем добрых слов немало,

И загадаем встретиться опять.

 

 

Шуточная казачья

 

Не смотри на меня, паренёк застенчивый.

Оседлаешь коня? Знаю наперёд

Не догонишь меня, и стараться нечего...

Что ж, пеняй на себя, милый сумасброд.

 

               Тебя далёко я увезу,

               Ведь амазонкою зовусь.

               Шальною бабой всегда слыла

               Девчонка-амазонка я!

 

Сзади едешь, сопишь, и тебе невесело,

А меня ты смешишь, милый мой герой.

Говорила тебе, милый опрометчивый,

Не угнаться тебе, хилому, за мной.

 

               А путь к волшебной стране далёк,

               Подумай, милый паренёк.

               С шальною трудно, одна беда!

               Девчонка-амазонка я!

 

 

Напутствие молодожёнам

 

Ступив на палубу Любви,

Великолепного фрегата,

На милость ветра и волны

Или злорадного пирата

Не отдавайтесь. Паруса

Надежды смело расправляйте

И в море именем Судьба

Его без страха направляйте.

Пусть единенье двух сердец

Вам в море верный путь укажет

Сквозь жизни штормы. И в беде

Пусть этот компас не откажет.

Не оказаться на мели

Пусть лоцман Разум вам поможет,

И рифы козней и интриг

С ним ваш корабль не потревожат.

Пусть с курса счастья не сведёт

Корабль ваш капитан Удача,

И Вера-рулевой пусть с вахты не сойдёт,

Из рук не выпустит штурвала.

Не пожелаем мы вам шквала,

А штиль для корабля страшней, чем ураган.

Мы вам желаем, чтоб от самого причала

Попутный ветер паруса вам надувал.

 

 


 


Counter CO.KZ