Рудольф Фурман, США

 

Повезло по крупному родиться в Петербурге и прожить там до эмиграции в США в 1998 году.  Гениальная эстетика этого «города с областной судьбой» вошла в плоть и кровь мою, и отразилась на моем творчестве.

В прошлой жизни врач-эпидемиолог, кандидат медицинских наук. В новой жизни, несмотря на все трудности, счастлив, потому что ушло ощущение изгойства, потому что еще пишутся стихи, потому что еще есть замечательные читатели, потому что осень жизни богата на встречи с близкими мне по духу людьми. Две книжки лирики издал в Петербурге до эмиграции (1994 и 1997), две написаны и увидели свет в Нью-Йорке (2000 и 2004).

*   *   *

 

Британской музы небылицы

Читать мне не было резона

Ни в бывшей северной столице,

Ни здесь, на берегах Гудзона.

 

Но не снобизм тому причина.

На кой мне черт вампир иль бес?

Не лезет в душу чертовщина –

Иной имею интерес.

 

Не мало всякого уродства

Встречал в столицах и в глуши,

И к чтению иного свойства

Потребность у моей души.

 

Средь тех, чьи книги вновь открою,

И кто души развеет мрак:

Шекспир, Сервантес, Пушкин, Шоу,

Платонов, Гроссман, Пастернак.

 

Айтматовский восточный гений

Мне тоже душу бередит...

Всех не исчислить предпочтений,

Которым я всегда открыт.

 

Уже на спуск пошла дорога,

Но с книжных полок слышу зов:

– Спеши, не читано так много

Прекрасных прозы и стихов!

 

 

АКВАРЕЛЬ

 

Я написал бы акварелью

Вот этот поворот канала,

Чтоб передать его движенье,

Я приложил бы сил немало.

 

В тень на воде от парапета

И в кружева его решетки

Я вставил бы чуть больше света

И неба синие осколки.

 

Вот здесь, у плавного излома

Моста, его точеных линий,

Где протянулась тень от дома,-

Я тоже бы добавил сини.

 

И рябь воды с ее тенями,

Прозрачный воздух этот чистый

Писал бы мелкими мазками

В манере импрессионисткой.

 

Но нет…Пожалуй, я не буду…

Оставлю милую затею.

Я просто постою, побуду,

Понаблюдаю, поглазею.

 

И пожалею, что нет рядом

Тебя сейчас, сию минуту,

Что ты не прикоснешься взглядом

К воде и каменному чуду.

 

 

ДИПТИХ

 

1.Формула поэзии

 

Не выстрадав, не надо, не пиши,-

В поэзии не мысль первооснова,

Не разум, нет, а таинство души.

Сначало было Чувство, а не Слово!

 

Но и когда слова увидят свет,

И ритм и рифмы обустроят строфы,

Поймешь, пришла удача или нет,

По Чувству счастья или катастрофы.

 

2. Первородство

 

Нет, не было Слово в начале,

А прежде, едва лишь дыша,-

Источник любви и печали,-

Возникла сначала душа.

 

Всё было впервые, всё ново

И чувства рвались из тенет,

И самое первое Слово

Тогда появилось на свет.

 

А было ль оно вроде зова,

Призыва к любви, или нет,

Неважно, но первое Слово

Сказал, безусловно, поэт.

 

 

*   *   *

 

Этот шум городской

Проникает без спроса сквозь стекла.

Он непрошенный гость,

Только мне от него не сбежать.

А на улице дождь.

Все до нитки последней промокло,

И шумливого гостя

Придется мне все ж привечать.

 

Все смешалось в нем, все,

Как в каком-то едином порыве:

Шум дождя, шум моторов и шин,

Скрип и визг тормозов,

Вой пожарных сирен,

в иступленьи, в тревожном надрыве,

и еще долетают

обрывки чужих голосов.

 

Гость не прошен совсем.

Я его, как хозяин радушный,

Нет, не чаем, а музыкой

Угощу и слегка поворчу,

Чтоб сидел он спокойно,

Как ребенок примерный, послушный –

Я концерт Мендельсона

Для скрипки с оркестром включу.

 

Гость уйдет незаметно,

Как-будто его не бывало.

Он расстает, исчезнет

Как утром докучливый сон.

Бог с ним, с гостем,

Вот только бы скрипка звучала,

Да и в гости почаще б

Ко мне приходил Мендельсон.

 

 

*   *   *

 

Жизнь – приливы и отливы.

Нет и двух похожих дней.

Разве глупо быть счастливым?

А несчастным быть умней?

 

Что бы там не говорили

Мудрецы наперебой,

Счастье в том, что полюбили,

Что мы встретились с тобой.

 

Было бы непоправимо

Разминуться, не познать,

Что такое быть любимым,

Значит что любимой стать.

 

Тянет холодом с востока.

Быть деревьям без листвы...

Счастье – это жить под током

Твоих рук, твоей любви.

 

 

*   *   *

 

Молчания боюсь и пустозвонства,

Суда моих собратьев по перу.

Писать стихи - труд тяжкий и геройство,

В сомненье вечном чистый лист беру,

 

Чтобы на нем, в блокноте ли, в тетрадке

Об опыте быстротекущих дней

Душа слова слагала без оглядки,

В согласии лишь с совестью моей.

 

Когда же со строфой строфа в итоге

Сойдутся в стих, я знаю: вновь извне

Ценителя поэзии взгляд строгий

Смущать, как прежде, будет душу мне.

 

 

НЕСОВПАДЕНИЕ

 

А мы с тобой совсем не совпадаем

во времени, в пространстве… Привыкаем

к отсутствию друг друга, но душа,

нам верою и правдою служа,

саднит и кровоточит от урона.

На эту рану не наложишь швы

здесь, где живу, на берегах Гудзона,

там, где живешь. на берегах Невы.

 

 

Но если повезет быть снова рядом

под небом синим, желтым листопадом,

под белым снегом, голубым дождем,

наверное, опять не совпадем.

Хоть нет тому особого резона,

но что-то в нас надломится , увы,

за срок, что я на берегах Гудзона,

а ты все там, на берегах Невы.

 

 

Воркованье

 

Там, за окном моим

Ветер не дует,

Голубь на крыше соседней

воркует,

Громко воркует

И что-то колдует,

Спать мне

Который уж час не даёт.

 

Утро встаёт

Из вчерашнего праха.

Видно влюбилась

Сизая птаха.

Видно влюбилась

Она спозаранку

В ту, что под крышей живёт,

Куртизанку.

 

Утро встаёт

И недолго продлится.

В день превращается

Утренний свет.

Вот бы и мне

Повезло бы  влюбиться

Так, чтоб меня

Полюбили в ответ.

 

Долго ли будет

Ещё  воркованье

Там за окном,

От меня визави?

Лучше б мне слышать

Любимой дыханье

Рядом с собой

Вместо птичьей любви.

 

Лучше б прижаться к ней

Спящей и нежной,

Лучше бы сон

мне её охранять...

Небо ясней за окном

И безбрежней...

Время пришло 

На работу вставать!

 

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ ОСЕНИ

 

Вот и минул целый год.

Вновь осенних красок буйство.

Быстротечен жизни ход –

Настоящее безумство!

 

Не привыкнуть, не принять,

Не смириться с бегством этим...

Листьям хочется летать,

Астрам время быть в букете.

 

Теплый дождик моросит

Неспеша и с чувством долга.

Ожидание висит

За спиною как котомка.

 

Перемен каких-то ждешь.

Прячешь душу под одеждой.

И лежит в кармане грош

Неразмененной надежды.


 


Counter CO.KZ