Татьяна Дорошко, Гомель, Беларусь

 

Номинация «Турнир Поэтов».

 

 

 

* * *

Британской музы небылицы…

Британской? –

Едина муза в разных лицах!..

Везде есть солнечные птицы

(Жар-птицы),

И осень с запахом корицы

Присниться может каждому…

Слова летают по планете,

Их, улыбаясь, ловят дети

Доверчивой душой…

 

 

* * *

Матрёшки-сны…

Белёсая трава

Устлала ночь

Пушистой тишиной.

 

Сердца тесны.

Сова из рукава.

Скорее – прочь

С Лягушкою-женой

 

И ждать весны,

Где неба синева.

Родится дочь

В избушке под сосной…

 

У фей лесных

Вселенские права

На эту ночь,

На краткий рай земной.

 

Сон о Золотой рыбке

 

Я свою Золотую рыбку

Не поймать – отпустить пыталась.

Не шутя. А она ошибкой

Назвала и любовь, и жалость:

 

«Как же так, рождена я сказкою:

Коль законы её нарушу –

Расплачусь золотою краскою

На печальной песчаной суше.

 

Загадай поскорей желание –

И спасёшь меня от погибели,» -  

И, взмахнув плавником в ожидании,

Улыбнулась глазами рыбьими.

 

Я зажмурилась и … проснулась.

В лапах ветра - гардина мялась.

«Одиссея» Кусто, акулы.

Барахлил телевизор малость.

 

Я подумала (чем не шутит):

«Пусть исполнятся все желанья!»

И на той, роковой, минуте

Мне экран подмигнул на прощанье,

Растворившись в сиреневой мути…

 

***

У листопада и у метели

Прошу отсрочки:

В строке бегущей мы не успели

Расставить точки.

 

Но жизнь несётся широким махом

По краю поля,

И ближе к телу своя рубаха –

Своя неволя.

 

***

У ветра есть душа –

Я это угадала.

И право есть – дышать

И плакать у канала.

 

И листья ворошить,

Когда – седая осень,

Когда не то что жить –

Звонить никто не просит.

 

 

У ветра есть душа.

Но прихоть есть у вьюги:

Иллюзий нас лишать

В холодном Петербурге.

 

 

***

Вздыхая колоколами,

Собор поцелует небо,

И скроет за облаками

Душа свою боль и неболь –

Как клад – зароет в могилу.

Забудет обиды снова,

Лишь только наполнит жилы

Молитвы живое слово.

И смерть разрешится снегом

На лентах, еловых лапах

Венков, и познает негу

Седая душа в заплатах.

 

 

* * *

Видел всё это кто? Когда?

Чем закончились эти слёзы?

Ева плакала, теребя

Неоплаченные мимозы.

Ева плакала, а Адам

Свежих фруктов собрал в котомку

И булгаковский взял роман

В непростую командировку.

И пошли они вместе – врозь,

Забывая-уча молитвы,

Понимая, что жить, любя,

В этом мире важнее битвы

С Продавцом одиноких слёз

И мимоз

Для самой себя. 

 

* * *

Обрывки фраз, холодный ветер,

Нелепый цокот каблуков…

А я хочу прожить на свете,

Как жеребёнок: без подков.

 

 

Мне не нужны узда и шпоры.

Пока в душе огонь горит,

Я не согласна слушать споры

О том, кто в гонке фаворит.

 

Нет, я не беговая лошадь,

Не цирковая, чёрт возьми!

Огни вселенной – моя площадь,

А не манежные огни.

 

Меня не впрячь в телегу быта,

Меня не испугает плеть:

Я – человек! Бега закрыты.

И уберите вашу медь!

 

* * *

Сияла пьяная звезда

На отсверкавшем небосводе,

Летели кубарем года,

Как листья при плохой погоде.

 

Устало всхлипнули следы

Во тьме заплаканной дороги:

Шёл дождь. Обычный. Из воды.

Стояла осень на пороге.

 

***

У каждого города – свои поэты,

Свои Василисы, свои Емели.

У каждого города – свои художники,

Свои Иванушки, свои Алёнушки.

 

У каждого города – свои прохожие,

Свои названия безлюдных улиц.

У каждого города – свои собственные,

Свои особенные имена.

 

Слова-условности свои у каждого

Большого города и даже маленького…

А если святцы тебе не нравятся –

У каждого поэта – свои города.

 

 


 


Counter CO.KZ