Инокь

 

 

СТИХИ НА ЗАКАЗ

 

британской музы небылицы

упырь из северной столицы

египетские колесницы

побег пророка из темницы

приветливый оскал тигрицы

пересечение границы

Хичкоком вспугнутые птицы

разнообразные тупицы

полураздетые девицы

обезображенные лица

театр одной императрицы

огонь и лед клубок и спицы

куски заплесневелой пиццы

незавершенные страницы

отход с разгромленных позиций

 

все это по ночам мне снится

 

 

х  х  х

 

Кто мне ближе по чину - Самсон-жидовин,

Отомстивший за иго врагу?

Был когда-то и я, как и он, исполин,

А теперь ничего не могу.

 

Миннезингер Тангейзер? Когда мы вдвоем,

Мир дробится, как в стужу металл.

Отчего же я в гроте укромном твоем

Столько времени зря потерял?

 

Но стремясь наверстать, что с тобой упустил,

Превратив свою крепость в трактир,

Почему я себе самому так постыл,

О невеста моя, мой вампир?

 

Я хочу притвориться, что мне все равно,

Удалые сравненья трубя.

А на самом-то деле я просто говно,

Потому что предал тебя.

 

 

х  х  х

 

О Голде Меир и Бен Гурионе,

Царе Давиде, царе Соломоне,

Об устном и о письменном Законе

Повел бы я рассказ,

Но до тех пор, пока скоты на троне,

Пока слависты не в чести в Сионе,

Покуда мы у нищеты в полоне,

Еврейство не про нас.

 

А наш удел - супруги-супостатки,

Русеющие сосунки в кроватке

И с собственною совестию в прятки

Стыдливая игра…

Нам - огорода тещиного грядки,

И служба, и бессмысленные блядки,

Апатия, и колотье в лопатке,

И бодунец с утра.

 

 

 

х  х  х

 

О чем, точеная из древа,

Надетая на мой бушприт,

О чем, возлюбленная дева,

Твой взор поведать норовит?

 

Мол, в бурных водах океана

Без астролябьи иль секстана

Не увидать конца пути?

Но нет надежней талисмана

Для молодого капитана,

Чем ты…

 

Не ссы, подруга! Я рукою

Нетерпеливою такою

Держу судьбы узду,

И коль не сдохну с перепою,

То в гавань мира и покоя

Ладью любви введу.

 

 

х  х  х

 

В катакомбах метро, в предвкушенье начала субботы

Я плетусь наугад мимо алчных гниющих старух,

Барельефов из бронзы и чьей-то неубранной рвоты,

Под пронзительный вой поездов, угнетающих слух.

 

Должно мне обнаружить в безумной и тесной клоаке

Тот тоннель бесконечный, что к солнцу меня поведет,

Дабы, плоти своей оставляя ошметки, как знаки,

Смог я, пеший паломник, свершить долгожданный исход.

 

Но тревожит: достигнув поверхности, косноязычный,

Вдруг, с нетвердою поступью, сумрачный, полуслепой,

Буду изобличен там как зомби и, пойман с поличным,

Я останусь все тем же изгоем, что был под землей…

 

 

х  х  х

 

На верхней палубе ночного корабля

Тугой гондон

В который раз натягиваю я…

Нагнись, Лондон!

 

Твои парады, пабы, пасторали,

Дождей чреду,

Презумпцию закона и морали

Имел в виду…

 

Пусть освещает путь нам праздничный фейрверк

Ревнивых ссор,

Археолог, юрист, банкир, плейбой и клерк,

Ты - мой партнер.

 

 

МАЙОРКА

 

плошки черепки ночные горшки

ржавые клинки желтые клыки

за стеной в отеле соседи-мудаки

 

нотные крюки потные быки

море море море и пески пески

 

я же с этого подохну от тоски

 

я ж без этого подохну от тоски

 

 

 

МАЛЕНЬКИМ ДЕТКАМ ПО СЛУЧАЮ БОЛЬШОГО ГОНОРАРА

 

Будь ты жлоб или злодей,

Будь еврей среди людей,

Боря иль Илюша,

Гибеллин ты или гвельф,

Жадный гоблин, нежный эльф,-

Всем охота кушать.

 

Коли папочка поэт,

Значит, в доме денег нет,

Гулок холодильник,

И, как хулиган закон,

Нарушает чуткий сон

Сломанный будильник.

 

Снится детям, как домой

Беззаботный, чуть хмельной

(Молодым – не старым!),

Сам от счастия не свой,

Заявился в час ночной

Папа с гонораром.

 

Сумка ветхая полна

Мяса, сыра и вина,

Жвачки, шоколада…

Нет бананов? Ну и что!

Есть смородина зато.

Детям много ль надо?

 

Масло, порошок зубной…

Ну, и мамочке родной

Сверток серой ваты –

Чтобы кончился бедлам

И взросли на страх врагам

Родины солдаты.

 

 

х х х

                                    Какая Марья без Ивана?

                                    Какая фига без кармана?

                                    Какая исповедь без "бля"?

                                    О русская земля!

 

 

 

x x x

                                    Из пересохшего колодца

Реинкарнация моя

Все пьет (но как-то не напьется)

Напиток смертный бытия.

 

И выбрать время иль пространство,

Молчанья карму, слов понос,

Иль новизну, иль постоянство -

Вот в чем вопрос.

 


 


Counter CO.KZ